соцсети, задержание лица, социальные сетиНа днях пресс-центр СБУ сообщил, что в городе Березовка Одесской области 19 октября 2017 года задержан местный житель, который на своих персональных страницах через российские социальные сети распространял материалы с призывами к изменению государственной границы и конституционного строя Украины и популяризировал террористические организации “ДНР/ЛНР”. Поэтому многие юристы, в том числе сервиса Kabanchik.ua, начали высказывать свою экспертную точку зрения по данному вопросу.

Уже открыто уголовное производство по ч.2 ст. 110 УК Украины, которая устанавливает уголовную ответственность за преднамеренные действия, совершенные с целью изменения пределов территории или государственной границы Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины, а также публичные призывы или распространения материалов с призывами к совершению таких действий, если они совершенны по предварительному сговору группой лиц.

Незаурядность случаев таких задержаний объясняется отсутствием правового механизма идентификации личности пользователя и установления его местонахождения. Уместной иллюстрацией может служить анекдотический случай, который случился в начале октября в штате Мичиган, США.

ДИВІТЬСЯ ТАКОЖ:

Американец Майкл Зайдель обвинялся в вождении в нетрезвом состоянии и нападении на человека, впрочем полицейский участок городка Редфорд не мог задержать подозреваемого. Длительное время Зайдель публично издевался над несуразностью этого участка Мичиганського города на своей фейсбук-странице, пока не опубликовал сообщения такого содержания : “Если следующий пост на моей странице лайкнут 1000 пользователей, я самостоятельно заявлюсь в участок и прихвачу с собой десяток пончиков”.

Жители активизировались и 16 октября подозреваемый таки сдержал обещания, а на 17 октября было назначено первое слушание его дела в районном суде. Одним из выводов, который можно сделать из этого случая, является тот, что полиция США не имеет рычагов влияния, которые бы разрушали политику конфиденциальности фейсбука или же невмешательство провайдеров, а поэтому, даже зная аккаунт нарушителя и получая от него сообщение, задержать его остается невозможным.

Зато по результатам анализа данных судебного реестра в Украине за период с 2014 по 2017 год вынесено около 50 приговоров по делам о призывах к насильственному свержению власти, из которых 36 приговоров суда так или иначе связаны с распространением соответствующих призывов через социальные сети.

Другими словами, по меньшей мере одно лицо в месяц за последние три года было выявлено и задержано за антиукраинскую агитацию в соцсети. Кроме того, предметом исследования следствия становятся даже комментарии в публичных заметках.

За темою:  «Реформа освіти в Україні: 7 шокуючих ознак школи майбутнього!»

Однако остается открытым вопрос, каким образом СБУ удалось задержать злоумышленника и соблюдены ли требования законодательства об анонимности в сети?

Право на анонимность и его ограничение: национальное и международное регулирование

соцсети, задержание лица, социальные сетиСт. 34 Конституции Украины указывает, что каждому дано право собирать, хранить, использовать и распространять информацию любым способом. Такое право может быть ограничено только в интересах нацбезопасности, территориальной целостности или общественного порядка.

п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Украины № 1 “О судебной практике по делам о защите достоинства и чести физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица” под распространением информации подразумевается сообщение такой информации хотя бы одному лицу.

Очевидно, что публикация заметки на персональной странице при условии наличия в “Друзьях” хотя бы одного пользователя является таким распространением. Так же это может касаться публикаций, которыми пользователь поделился или даже лайкнул. Однако на удивление сложным остается вопрос установления личности пользователей и не менее дискуссионным – нарушение права на анонимность в сети.

Ранее мы писали статьи на подобную тему:

Анонимным соединением считается такое соединение с сервером назначения, при котором последний не имеет возможности установить ни происхождение (ІР-адрес или местонахождение) соединения, ни присвоить ему идентификатор.

Осенью в 2016 году по делу Patrick Breyer v Bundesrepublik Deutschland Европейский Суд справедливости признал динамический ІР, равно как и статичный адрес, персональными данными и указал, что владельцы веб-сайтов не имеют права хранить динамические адреса, кроме случаев защиты от кибератак.

В то же время Декларация о свободе коммуникаций в Интернете Совета Европы провозглашает, что с целью обеспечения защиты от онлайновой слежки и содействия свободному выражению информации и идей страны-члены будут уважать желание пользователей Интернета не раскрывать свою личность. Это не будет препятствовать странам-членам принимать меры и сотрудничать с целью отслеживания лиц, виновных в уголовных проступках (принцип 7).

За темою:  «Как медицинский юрист защитит вас от нерадивых врачей?»

соцсети, задержание лица, социальные сетиНа поставщика услуг (провайдера) не накладываются обязанности осуществлять мониторинг содержания (контента) в интернете, к которому они предоставляют доступ, который они передают или хранят, а также относительно активного поиска фактов или обстоятельств, которые разоблачают незаконную деятельность.

Такие интернет-провайдеры также не должны привлекаться к ответственности, когда их функциональность в соответствии с законом ограничивается передаваемостью информации или предоставлением доступа в Интернет.

По словам юристов Kabanchik.ua, в случае же хранения информации, предоставленной другими лицами, страны-члены могут признавать их совместную ответственность, если они не действуют немедленно для исключения или невозможности доступа к информации или услугам незаконного характера как только им станет об этом известно, как это предусматривается национальным законодательством. 

Приведенная норма Декларации отсылает к действующему национальному законодательству, а впрочем ЗУ “О телекоммуникациях” гарантирует сохранность операторами и провайдерами сведений о потребителе, в том числе получение услуг, их длительности, содержания, маршрутов передаваемости и тому подобное.

Норме Закона также корреспондирует положение Директивы об электронной коммерции, согласно которой провайдеры освобождены от общей обязанности отслеживать информацию, которую они передают или хранят, а также производить активный поиск фактов или обстоятельств, которые указывают на незаконную деятельность. А следовательно после получения запроса компетентных органов провайдеры должны сообщать идентифицирующую пользователей информацию (статья 14).

Поэтому в Украине сложилась двойственная ситуация, при которой, во-первых, пользователям должно гарантироваться право на анонимность в сети, однако во-вторых, у Службы безопасности возникает необходимость защитить национальные интересы в случае выявления случаев распространения материалов террористического содержания. Согласно нормам действующего законодательства Украины владельцы веб-сайтов и провайдеры не обязаны ни мониторить содержание информации, ни разглашать конфиденциальные данные пользователей.

Поэтому если оперативными средствами СБУ не удается установить местонахождения нарушителя, то другим мероприятием идентификации пользователя является истребование такой информации у провайдера на основании постановления суда, на базе чего и устанавливается лицо правонарушителя. Как видится, именно такой логикой выявления незаконного контента на сегодня пользуются работники СБУ.

За темою:  «Как с помощью антиколлектора 100% закрыть банковский кредит?»

Источник: jurblog.com.ua

Об уголовной ответственности жителя Сум за пост в социальных сетях смотрите также на видео ниже: